В 1996 году, всего через два года после основания марки Аlexander МсQueen, Британский модный совет впервые назвал его лучшим дизайнером года (British Designer of the Year). "Сумасброд, но абсолютный гений", - сказал о нем Саймон Уорд, директор-администратор Британского совета моды. К 40 годам он уже несколько раз (в 1996, 1997, 2001 и 2003гг.) был удостоен этого титула.


    На последней церемонии присуждения "титула" наш герой наконец-то встретился с принцем Чарльзом, над чьими костюмами он хулиганил в далёкой юности. Правда, и здесь наследник британского престола был несколько шокирован, когда Маккуин выехал на подиум на самокате и в широком голубом комбинезоне, который резко контрастировал с классическим английским костюмом принца.
В том же 1996 году, в 27 лет, после представленных 8 авторских коллекций, Александр Маккуин был приглашен на пост креативного директора в Дом моды “Givenchy” вместо Джона Гальяно. А пригласил его на этот пост не кто иной, как Бернар Арно, шеф мощного концерна LVMH, владеющий фирмами "Dior", "Givenchy ", "Lakrua" и др. С Джоном Гальяно, на смену которого и пришел Маккуин, у Бернара Арно сотрудничество сложилось не очень ладное.
    Хотя от Александра Маккуина многие в “Givenchy” тоже были не в восторге - символ французской элегантности отдавали в руки "простолюдина". Здесь одевали европейских принцесс, маркиз, графинь и другую аристократию со всего света. Фирменным знаком Дома моды была голливудская кинозвезда Одри Хепберн - утончённая и изящная.
    "Шпана в благородном Доме", - негодовал Пьер Берже, генеральный директор фирмы "Ив Сен-Лоран". "Эти молодые люди с их дикими идеями, - гневался граф Юбер Живенши, принципиально не упоминающий имени Маккуина. - То, что происходит в Доме "Givenchy", - это полная катастрофа. Я не вижу там ни элегантности, ни новизны. Они просто хотят, чтобы об их сумасшедших коллекциях заговорили".
    Сам Маккуин на все это реагировал следующим образом:
    “Я не умолял дать мне работу. Они меня сами нашли. Значит, им нужно то, что я делаю. Меня волнует только мнение моего начальника. И клиентов. Все, кто находится между ними, пусть катятся к черту.”
    “Я считаю, что мои козыри - это чувство времени и агрессивность, - заявил молодой кутюрье, вступив в новую должность. - Я хочу создавать не музейные экспонаты, а одежду, которую будут носить, которая привлечет разновозрастную клиентуру, которая будет пользоваться спросом. Я не собираюсь подлизываться к богатым дамам из общества.”


    Первое дефиле Маккуина для дома Givenchy было встречено прессой очень агрессивно.
    Эта коллекция была выполнена в греческом стиле, а головы моделей Маккуин украсил шляпками с золотыми рогами. Этим показом Маккуин доказал, что у него есть все данные, чтобы работать в Доме высокой моды - талант, мастерство, безудержная фантазия, смелость и самобытность. Критика прессы не только не оттолкнула клиентов модного дома, но и привлекла новых. Среди модниц, решившихся надеть наряды от Маккуина, были Кейт Уинслет, Селин Дион и Виктория Бекхэм.
    Поклонники МакКуина утверждают, что именно он вернул моде жизнеутверждающую силу и сексапильность, возродив кружева, прозрачную ткань, сильно подчеркнутую талию а-ля 40-ые годы и широкие накладные плечи. Он искусно сочетал несочетаемое, то демонстрировал модели, пронизанные английской чопорностью и сдержанностью, то использовал благородные материалы, то увлекался экзотикой типа меха диких котов и яков, создавал экстравагантные наряды для молодых и элегантные - для пожилых. Наконец, Маккуин умел шить потрясающие брючные костюмы. Но шить просто брючные костюмы для МакКуина было невыносимой скукой. И приключения “плохого парня” продолжились.


    В 1997-1998 годах Маккуин побывал в Москве по приглашению “Bosco di Chiliedgi”. Осенне-зимнюю коллекцию дома “Givenchy” он показал в одном из депо Московского метрополитена, неподалеку от станции "Сокол". Сам Маккуин не появился тогда на подиуме в финале шоу, но показ не разочаровал поклонников нового стиля “Givenchy”, писала тогда газета “Коммерсант”.
    В 1999 году показ коллекции неспокойного британца открыла 23-летняя Эйми Маллинз, девушка – инвалид. Ног она лишилась, когда ей был всего лишь год. Это не помешало Эйми стать двухкратной олимпийской чемпионкой среди инвалидов. А затем и моделью.
    “Я одел ее в кружевную юбку и жесткий кожаный корсет. Во время показа на ней были деревянные протезы, изукрашенные резьбой, которые я специально сконструировал для этой цели…Все журналы кишат изображениями красавцев и красавиц. А я не поменяю людей, с которыми готовил этот показ, ни на каких супермоделей; в них есть чувство собственного достоинства, которого миру Высокой моды как раз не хватает. Вот кого я считаю по-настоящему красивыми...”, - заявил Маккуин.
    Его тут же обвинили в "использовании инвалидов в корыстных целях", как инструмент в борьбе за власть и деньги. Маккуин же был убежден, что его одежда придает людям уверенность в себе, и ему хочется, чтобы с его помощью инвалиды тоже стали увереннее, оптимистичнее воспринимать собственную ситуацию.

1   3   4   5   6   7
/18.08.2009/
Эстетические идеалы,
символика и костюм Др. Китая...


/10.07.2009/
Что одевали в Др. Египте?...


/03.06.2009/
"Золотые 50-ые". Эпоха Мерилин Монро...